«Британский суд отдал супруге бизнесмена Ахмедова яхту стоимостью 497 миллионов долларов», «Высокий суд Лондона удовлетворил иск банка „Санкт-Петербург“ к бизнесмену Виталию Архангельскому», «Суд Лондона обязал Кехмана вернуть ВТБ долги на $140 млн» — и это только несколько новостей за апрель и май этого года. По просьбе SM журналист Виталий Волк объясняет, какое дело Высокому суду Лондона до споров российских бизнесменов и как при необходимости выиграть суд в Англии.

О ценности британской судебной системы на постсоветском пространстве многое говорит и другая новость: в конце апреля в Казахстане приступил к работе особый судебный орган — арбитражный центр при международном финансовом центре «Астана». Он призван регулировать конфликты между казахскими бизнесменами на основании англосаксонских принципов права. Причем для его создания даже были внесены изменения в казахстанскую конституцию. Руководит центром специально приглашенный судья — британский лорд Гарри Кеннет Вульф.

Общее право и прецедент

Главное, что нужно знать о британской правовой системе, — она построена на совсем других принципах, чем привычная нам российская. В основе британской системы лежит общее право (common law), российская же принадлежит к романо-германской правовой семье. Основное отличие между ними — в отношении к так называемому юридическому прецеденту, то есть однажды принятому решению суда, которое должно учитываться во всех последующих судебных процессах. За идеей прецедента стоит концепция равенства граждан перед судом. В конечном счете доктрина прецедента — это удобный способ этого равенства добиться, не прибегая к регулированию судебной системы извне.

Предположим, одного человека за некое преступление приговорили к штрафу, а другого при тех же обстоятельствах — к исправительным работам. Получается, что судебная система нарушила свои обязательства перед этими людьми, ведь она должна судить всех по одним правилам. Чтобы исключить такие случаи, однажды принятое решение становится в общем праве обязательным к исполнению во всех последующих аналогичных ситуациях. Вот как пишет об этом профессор Оксфордского университета Руперт Кросс (кстати, его отличный учебник по общему праву переведен на русский язык и доступен в интернете):

«Основной принцип, который должен соблюдаться при отправлении правосудия, состоит в том, что сходные дела разрешаются сходным образом. Пожалуй, нет ни одного суда, где судья не был бы склонен решить дело точно так, как было решено аналогичное дело другим судьей.

Формы проявления этой тенденции весьма различны: от не более чем простого стремления сделать так, как это делалось ранее, до вполне осознанного долга последовать уже вынесенному ранее решению, если нет достаточных оснований отступить от него.

Почти везде судебный прецедент в той или иной степени обладает убеждающей силой, поскольку stare decisis (решить так, как было решено ранее) — правило фактически повсеместного применения.

В Англии же доктрина прецедента отличается сугубо принудительным характером. Нередко английские судьи обязаны следовать более раннему решению даже в тех случаях, когда имеются достаточно убедительные доводы, которые в иных обстоятельствах позволили бы не делать этого».

Иной способ добиться равенства граждан перед судом — напрямую сверху диктовать судьям, как именно им следует решать дела в тех или иных случаях. Такой вариант нам привычнее: ведь в России, как и в других странах континентальной Европы, право строится на кодексах — принятых парламентом сводах правил для судов. В английском праве кодексы тоже есть, но они гораздо менее важны. В том числе более скромное внимание уделяется кодексам при изучении права: будущие адвокаты и судьи в основном штудируют своды ранее принятых решений и учат наизусть конкретные кейсы.

Именно поэтому так часто в британских и американских фильмах можно увидеть, как адвокат то и дело ссылается на конкретные дела, называя имена истца, ответчика и точную дату, например «Корона против Хиклина, 1868 год» или «Коремацу против Соединенных Штатов, 1944 год». Умение дать такую ссылку — важнейший показатель компетенции британского или американского юриста. Не случайно представители этой профессии в Англии и Америке зарабатывают большие деньги: эта работа (а до нее — учеба) совсем не простая. Зубрить приходится очень много.

Ситуация усложняется и тем, что прецедентная система на самом деле не обязывает суд согласиться с предыдущим решением, в реальности все несколько тоньше. Поэтому на каждый случай приходится знать несколько вариантов развития событий. Возможны и отмены приговоров, и пересмотры дел, если это постановление суда более высокой инстанции, чем того, что принял предыдущее решение. То есть граждане, чьи дела были рассмотрены в соответствии с ранее действовавшим прецедентом, могут прийти в суд и потребовать пересмотра. Не очень часто, но такое случается! Кроме того, любой суд может решить, что в новом деле есть обстоятельства, которые не подходят под старый прецедент. Например, в старом деле не было сказано ничего про алкогольное опьянение обвиняемого, а этот фактор, по мнению суда, оказал важное влияние на ситуацию в новом деле. Тогда суд может постановить, что следует учесть дополнительные обстоятельства, которые при этом повлияли на дело настолько, что старое решение уже не годится.

Тут происходит как бы развилка, и прецедент разделяется на два. Один — более общий (если подсудимый сделал то-то и то-то, рассуди так-то), другой — более детальный (если подсудимый сделал то-то и то-то, но при этом еще и был пьян, рассуди иначе). И для работы с подобными случаями юристам приходится изучать оба дела.

История британской правовой системы

Английская система права — механизм старинный, традиционный. Она непрерывно формировалась где-то с XII века — правда, как это обычно бывает, в вопросе ее происхождения исследователи несколько расходятся.

Одни считают, что появление общего права — результат норманнского завоевания Англии, то есть право было принесено с континента, где впоследствии было утрачено. Другие исследователи говорят, что история общего права начинается с разъездных судов, которые в XII веке учредил король Генрих II. Наконец, третьи возводят формальное возникновение системы общего права к первой книге, обобщившей существующие на тот момент прецедентные практики — «О законах и обычаях Англии» Генри де Брактона. Но и она появилась очень давно — в 1254–1256 годах.

Для своего времени Брактон проделал поистине титаническую работу, сведя воедино и сопоставив более двух тысяч судебных решений. Формально некоторые прецеденты того времени могут использоваться в суде до сих пор, как и так называемые статуты — своды законов, принятые с учетом прецедентной юридической практики, но королем. Например, порой еще можно встретить ссылки на некоторые нормы из Статута Мальборо 1267 года, хотя постепенно их становится все меньше (несколько лет назад были отменены два из четырех оставшихся).

Впрочем, что касается собственно прецедентов, в реальной практике, как правило, цитируются решения, принятые не раньше XIX века. В общем праве обновление происходит естественным образом: решения обычно не отменяются централизованно, но по мере их устаревания юристы постепенно перестают их учить и на них ссылаться. Сохранением и публикацией старых решений занимается так называемое Селденское общество. На их сайте можно найти немало интересной информации об истории юридической системы Британии.

Почему прецедентное право удобно для бизнеса?

Главная причина — в том, что благодаря доктрине прецедента судебная власть в Англии оказывается максимально неподконтрольной другим ветвям власти — законодательной и исполнительной. Ведь суды при принятии решений учитывают только решения других судов, и даже если правительство надавит на один из трибуналов и заставит его принять определенное решение, то его всегда можно впоследствии отменить, если, как мы уже знаем, суд более высокой инстанции решит, что оно было неверным. Так же можно, не отменяя первого решения, внести в дело «особые обстоятельства» и создать таким образом второе. В общем, контролировать систему общего права извне оказывается довольно трудно.

Ближе к концу XX и началу XXI века это преимущество оценили бизнесмены по всему миру, в том числе российские. А британцы, в свою очередь, превратили его в чрезвычайно прибыльный бизнес. В Великобритании стали рассматривать любые дела, в том числе те, которые в традиционном понимании не относятся к британской юрисдикции. Например, один российский бизнесмен имеет полное право подать в суд на другого в Высокий суд Лондона. Он также может рассчитывать на справедливое решение, ведь суд независим, а значит, можно ожидать политически неангажированного расследования. Но у рассмотрения вашего дела не в России, а в Англии есть, конечно, и минусы.

Во-первых, процедура стоит немалых денег. Во-вторых, система крайне сложная и запутанная. Чего только стоит разнообразный набор судебных инстанций: Высокий суд Лондона, Высокий суд Англии и Уэльса, Суд короны, судебный комитет Тайного совета, Апелляционный трибунал, Отделение королевской скамьи… А ведь это только малая часть британских судов, и все они взаимосвязаны. Чтобы вам было проще, мы составили краткую инструкцию.

Здание Высокого суда Лондона

Что стоит сделать перед тем, как отправиться в английский суд?

Ознакомьтесь с чужим опытом

Многие писали о своем опыте участия в британских судебных процессах — их рассказы можно найти, например, здесь или здесь. Реальная практика английских судов после этого чтения станет гораздо понятней.

Найдите хорошего адвоката

Чтобы судиться в Англии, придется разобраться в британской адвокатской системе. Адвокаты бывают нескольких видов. Во-первых, так называемые барристеры. Это «большие» адвокаты, которых все мы видели в фильмах про мафию: они важные, искусные, занимаются собственно ведением дел и выступлениями в судах, причем берутся они только за крупные кейсы.

Другое дело — солиситоры. Они в основном занимаются делопроизводством и мелкими делами. Есть еще так называемые королевские адвокаты, их можно распознать по шелковой тоге. В общем, возможно, проще обратиться в одну из крупных и известных контор. Их список можно найти, например, здесь.

Запаситесь деньгами

Вот здесь можно прочесть о том, сколько возьмет с вас адвокат. Расклад неутешительный: даже солиситор, адвокат относительно низкого статуса, скорее всего, запросит от ста фунтов в час.

Помните о возможности досудебного соглашения

В британском правосудии множество дел на самом деле не доходит до открытого процесса. Если ответчик — например, некая компания — узнает, что против нее открыто дело, то ее представители предпочитают без огласки договориться с истцом. Эта система удобна и для ответчика, и для истца и в результате чрезвычайно часто используется в исках по гражданским делам. Хороший рассказ об этом можно прочитать здесь.

Не ввязывайтесь в дело, пока не просчитаете все риски

Здесь даются дельные советы о том, в какой ситуации имеет смысл подавать в суд, а в какой нет. Иногда, если шансы выиграть сумму, хотя бы покрывающую расходы, не так уж велики, проще не начинать.

Читайте нас в Facebook, VK и на Яндекс Дзене. Подпиcывайтесь на наш Телеграм-канал.

Изображения: Reurers, Goldmoscow, Gettyimages