Рада Клименко из Aviasales о нетворкинге, девелопменте и саплаерах.

Новая рубрика на SM! Отныне раз в две недели люди разных профессий из разных стран рассказывают о жизни, карьере и о том, как знание английского помогло им всего этого достичь.

Героиня первого выпуска — Рада Клименко, Head of Business Development в Aviasales — делится своей историей: как выучить язык с преподавательницей из семейки Аддамс, полюбить американские ток-шоу и найти работу мечты — с путешествиями и общением с людьми со всего света.

Читайте нас в Facebook, VK, и на Яндекс Дзене. Подпишитесь на наш Телеграм-канал.

Мой рабочий день начинается с проверки почты, это происходит еще утром за кофе перед спортзалом, на велотренажере или еще где-то. В офисе я появляюсь в 12 часов: в это время начинается стендап, на котором мы рассказываем друг другу в команде, что мы делали вчера, что будем делать сегодня, какие есть вопросы, проблемы, чем кому помочь. Дальше начинается работа с письмами, звонки, какое-то время уходит на цели и планирование, работу с цифрами, чтобы понимать, куда мы движемся в коммерческом смысле, насколько мы классно поработали на прошлой неделе или в квартале.


Что делать, если не получается выучить английский?


В Aviasales я с июля 2014-го. Просто оказалась в нужном месте в нужное время: приехала к другу, который уже работал в офисе на Пхукете, познакомилась с людьми, а потом на меня обратили внимание в соцсетях. Я поговорила с тогдашним главой отдела развития бизнеса, и меня взяли на должность Junior Business Developer, мне кажется, за какие-то человеческие качества, скилы и склонности, потому что никогда раньше я ничем подобным не занималась. Среди требованией были способность не унывать, предрасположенность к нетворкингу и к IT, чтобы понимать, что мы вообще здесь делаем, и да, английский был важным аспектом. Уровень языка у меня не проверяли, собеседование или, скорее, беседа проходила на русском, но насколько я знаю, человека на мое место пытались найти несколько месяцев, а я вдруг появилась на горизонте, уже знавшая про Aviasales и Пхукет.

Так что я собрала вещи и быстро переехала в Таиланд, а спустя полтора года так случилось, что теперь я Head of Business Development. Надо сказать, что мы работаем в равноправной системе, где каждый может друг друга послать, то есть я такой head на словах (смеется).


Почему теперь нельзя говорить «он» и «она» на английском?


Главный офис Aviasales, трехэтажная вилла с пляжем Раваи, находится на острове Пхукет.

Моя команда интеграции занимается подключением новых партнеров. Для этого их нужно найти, договориться о коммерческой и технической сторонах взаимодействия, а перед этим еще понять, зачем мы это делаем, что это принесет нашему бизнесу и бизнесу партнера и насколько счастливыми от этого сотрудничества станут наши пользователи.

Так что обязанности Head of Business Development — это как раз нетворкинг, стратегическое планирование и взаимодействие с командой интеграции, нашими техническими гениями. А партнеры — это онлайн-тревел-агентства, на сайтах которых люди могут покупать билеты, авиакомпании, технические саплаеры и другие ребята, которые умеют что-то делать в трэвеле и хотят с нами работать. Их я ищу, общаюсь и договариваюсь, встречаюсь с ними на конференциях и других мероприятиях.

нетворкинг — заведение полезных для работы знакомств

саплаеры — люди, которые размещают рекламу

«На танцы я буду ходить, а английский — это скучно и нафиг оно мне надо!»

По работе я ежедневно читаю и пишу на английском, так что язык очень важен. Первые письма — вот это было очень ответственно, волнительно и важно, я по многу раз все перепроверяла, переписывала, уточняла. Сейчас все намного проще, конечно: я могу бегло отвечать, на конференциях живо поддерживаю разговоры. В принципе, чтобы сохранять свой уровень языка, работы мне хватает. И еще я довольно много читаю на английском. К сожалению, художественную литературу читать сейчас сильно-сильно лень, а вот статьи про IT-сферу и компании, про то, как все везде устроено, — да. А еще я смотрю сериалы. Без русских субтитров обхожусь легко, исключение — «Теория большого взрыва», которую я люблю смотреть в переводе «Кураж-Бомбей», потому что «озвучено при поддержке aviasales.ru». А еще у «Аэрофлота» классная программа: можно посмотреть и «Марсианина» на английском, и «Безумного Макса», и «Исчезнувшую». После «Бердмэна» я поняла, что при переводе перевирают довольно сильно.


Английский мат: лексика, которой не научат в школе


Так что «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» обязательно посмотрите на английском, но включите субтитры: Сэма Рокуэлла, например, не сразу поймешь, акцент у него довольно своеобразный. Можно еще смотреть Ted Talks и «Фактор успеха» — шоу, в котором люди ездят по Штатам, отбирают классно поющих людей и все это обсуждают. Вот это прям круто! Вообще американские шоу типа «Jimmy Kimmel Live!» или «ellen» можно просто включать и смеяться, параллельно изучая обычную повседневную речь со сленгом. Зачем дожидаться, когда кто-то прилепит непонятные субтитры, когда ты можешь сам смотреть, там все ясно и забавно.

Еще в детском саду у нас был курс английского, и мама меня туда записала. Я тогда скривила лицо и сказала, что я этого делать не хочу и мне неинтересно тратить на это время. «На танцы я буду ходить, а английский — это скучно и нафиг оно мне надо!» В школе с английским поначалу тоже было сложно. В младших классах мы выучили, как считать до десяти или двадцати, и пару простых фраз, на этом все закончилось, а в средних преподаватели из моей обычной районной средней школы почему-то постоянно куда-то пропадали. Более-менее дело стало налаживаться классу к седьмому-восьмому, английский мне нравился, хотя было, конечно, сложно. А самое прекрасное случилось, когда моя молодая преподавательница то ли уволилась, то ли что-то произошло, и я попала к учительнице в возрасте — высокой, с длинными темными волосами, чем-то похожей на Мортишу Аддамс. Очень стильная, постоянно в коже или чем-то таком: вот она была та еще стерва!

Требования к ученикам у нее были высокие, при этом она совершенно не собиралась возиться с теми, кто чего-то не умел, не понимал или не хотел, и так я с троек перебралась на пятерки. Она была принципиальной, выправила мое произношение, в общем, я оценила, насколько она была классной, когда впервые оказалась за границей и смогла говорить на английском довольно свободно. Тогда я подумала: «Блин, все было не зря». Она сделала большую работу и вложила в мою голову важные вещи. И я очень благодарна маме, что она не потащила меня тогда в детском саду на тот курс, и я без насилия над собой теперь неплохо владею английским. Вот, например, я в принципе довольно поздно научилась читать. Мама складывала передо мной кубики, но я все равно начала читать только потом, лет в шесть. Ну а после оторвать от книг меня уже было нельзя, и я даже закончила университет по специальности «Книжное дело».

В университете английский был обычный, с какими-то формальными заданиями, которые ты делал, чтобы получить зачет. Самые продуктивные занятия были на моей прошлой работе во Владивостоке: несколько раз в неделю к нам в офис приходила на два-три часа преподавательница, которая давала не школьную программу, а какие-то вещи сверху, сложные, с подробным разбором, как, когда и что применяется, с фразеологизмами, литературными приемами, сленгом. Она приносила с собой кучу дополнительных материалов, мы смотрели сериалы, читали отрывки из классики или современной классики типа Паланика. Решили мы как-то почитать «Бойцовский клуб» в оригинале, который я к тому времени, конечно, читала на русском. И я тогда подумала: «Блин, как хорошо у нас, оказывается, переводят. На русском он такой классный, а на английском какой-то скупой и скучный». Потом я перечитала русскую версию и поняла, что она мне тоже не нравится. В общем, я тогда просто из Паланика выросла.

«И тут я в очередной раз поняла, какая крутая у меня была преподавательница-стерва»

К слову, в 18 лет я начала учить китайский. Это было моим хобби, на которое я тратила свободное время и летние каникулы, и в итоге лет в 20 получила диплом переводчика китайского в сфере туризма. Тогда во время учебы я поняла, что английский — это такая простая штука! После иероглифов и тонов язык, у которого есть алфавит, в котором ты не заморачиваешься, куда ты сейчас говоришь — вверх, вниз, по диагонали или по косой, кажется таким: «Да блин, что там учить. На слово посмотрел, запомнил и все, это тебе не вся эта ерунда с черточками». Ну, конечно, это ошибочное мнение, потому что в английском тоже есть грамматика, условности, временные особенности и так далее. Все требует изучения, и английский тоже сложный.

Точно помню, как я первый раз говорила по-английски много. Это была моя первая языковая практика в Китае, куда я поехала, правда, из-за китайского. Мне было 18, в каком-то баре я встретила ребят из Австралии и Мексики. Помню, было классно, с коммуникацией никаких проблем, мы еще, конечно, выпили, что всегда помогает снимать всяческие барьеры. Ну и плюс я в очередной раз поняла, какая крутая у меня была преподавательница-стерва. Хорошо также помню, как впервые посмотрела фильм на английском примерно в то же время — «Кровавый алмаз» с Леонардо Ди Каприо. Мы были в гостях, нас было трое русских и один иностранец, из-за которого, собственно, мы и смотрели кино на английском. Я сажусь на диван с мыслями: «Ну вот, сейчас придется полтора часа делать вид, что я что-то понимаю», — а оказалось, что я действительно все понимаю. Это история про нашу боязнь смотреть фильмы на другом языке, которая часто совершенно необоснованна. Первой англоязычной страной для меня стала Америка: в 2013 году я поехала к своей подруге в Калифорнию на три недели. Опыт этот был интересный, потому что мне казалось, что говорю я классно, ведь я так хорошо рассказала офицеру в аэропорту о целях своего приезда и все такое. А потом я захожу в «Старбакс» и что-то пытаюсь заказать, а в ответ на меня летит огромное количество вопросов в быстром темпе, я ничего не понимаю, переспрашиваю по три раза, у меня случается ступор, который продолжался еще несколько дней.

У меня даже есть комплекс «глупой подруги», потому что подруга уже много лет живет в Штатах, встречается с англичанином, учит английский с детства, короче, он у нее очень классный. Она могла грубо сделать мне замечание типа «Эй, артикли надо использовать», и после парочки таких историй у меня тоже был блок: «Блин, сейчас чего-нибудь ляпну, зачем мне это надо». Но это и работает: если меня поправили, я обязательно запомню это правило.

Конечно, в IT-сфере куча терминов приходит из английского, и нет смысла придумывать их заново по-русски. Так что у нас дип линк, букинг, эндпоинт, рул, бэкофис, не поиск, а серч. Я говорю «пингануть», ну и CTR, CPC, CPA, конверт — вот это все. По работе я часто общаюсь с людьми с разными акцентами, и их не всегда можно понять с первого раза, так что чаще всего я прошу продублировать информацию письменно по почте, чтобы быть уверенной, что я все расслышала верно и ничего не напутала. Я очень устаю от британского акцента, но люблю австралийский. Кстати, с китайским акцентом проблем тоже нет, видимо потому, что я примерно понимаю, где, как и что может звучать. Еще похвастаюсь: на конференциях часто говорят, что я не похожа на русскую. Видимо, у русских такой образ: они довольно плохо говорят по-английски, так что если у тебя нет жуткого акцента, ты понимаешь, о чем идет речь, и готов общаться, никто не верит, что ты из России.

Опыт проживания за границей и общения с людьми разных культур, конечно, меняет. Думаю, с каждым новым языком в человеке открывается новая грань, он лучше понимает себя и мир, это безусловно обогащает, даже обостряет или приглушает какие-то черты характера, в зависимости от того, на каком языке ты в данный момент говоришь: на китайском с четким порядком слов и сумасшедшими иероглифами или португальском с «ж» и «ш».


Почему русские не умеют флиртовать, а англоговорящие — да


Конкретных планов у меня нет, кроме того, чтобы продолжать работать и быть открытой миру. Не могу сказать, что я обязательно не буду жить в России или что я как-то отдельно стремлюсь куда-то переехать. Наверное, мне бы хотелось какое-то время пожить в Штатах, потому что эта страна мне интересна в первую очередь своей природой: очень хочу исследовать их национальные парки желательно пешком и с высоты. Интересно было бы пожить в Гонконге, желательно в ближайшее время, пока у меня нет мужа, детей и собаки, с которыми будет нужно делить четыре квадратных метра (примерно такого размера у меня может быть там квартира, предполагаю). А доживать свою жизнь я бы поехала в Португалию. Это Атлантический океан, серфинг, вкусная еда и природа напоминает родное Приморье — Русский остров, Владивосток, мой Патрокл.

Бонус: Три англоязычных сайта от Рады Клименко, на которых можно позалипать
LinkedIn — он нужен по работе для нетворкинга, там я читаю статьи, которые постят интересные мне люди из индустрии.
Soap4 — делали сайт вроде русские ребята, там удобно смотреть сериалы в оригинале и с хоть какими субтитрами.
Pornhub — потому что нужно было придумать третий сайт. Ну и там работает мой коллега и практически родственник.

Делитесь своими историями!
Пишите о том, как учили английский или никак не можете его выучить. О дурацких казусах без языка. А так же обо всем, что считаете интересным и подходящим для публикации в Skyeng Magazine. Пишите на почту: skyengmag@gmail.com. Или в наш фейсбук.

Читайте нас в Facebook, VK, и на Яндекс Дзене. Подпишитесь на наш Телеграм-канал.

диплинк (deep link) — ссылка, которая ведет не на сайт рекламодателя, а на его конкретный продукт ;

букинг (booking) в маркетинге — выбор  и бронирование места под промоакцию;

эндпоинт (endpoint) — конечная точка, куда доходят сообщения от клиента;

бэкофис (back office) — сотрудники, которые работают над внутренними процессами компании;

пингануть (to ping) — переспросить, уточнить, дословно — жужжать;

конверт (conversion) — от слова «конверсия» в маркетинге, превращение посетителя сайта в клиента компании.