Катерина Баева, лингвист и литературный обозреватель, рассказала SM про неудачные переводы великих книг и посоветовала, что надо перечитать.

Марк Твен и Чарльз Диккенс, Стивен Кинг и Нил Гейман, Маргарет Этвуд и Антония Байетт — почти все сколько-нибудь значимые англоязычные авторы хорошо представлены в наших книжных магазинах. Громкие литературные новинки переводятся довольно быстро, так что интересные книги, будь то последний роман Джулиана Барнса или второй детектив Полы Хокинг, русскоязычный читатель может оценить в течение года после их официального выхода. В России много прекрасных переводчиков, чье имя служит своеобразным знаком качества для тех, кто понимает, но есть и неудачные переводы очень известных произведений.

Сколько слов нужно знать, чтобы легко говорить по-английски?

The Catcher in the Rye by J. D. Salinger.


На самом деле, Холден Колфилд не так уж и мил.


Сэлинджер — один из главных американских писателей ХХ века. Опубликовал сборник рассказов, роман и несколько повестей — и внезапно стал главным литературным затворником. Если писал, то в стол, запрещал публиковать найденные после своей смерти тексты, не давал интервью. Визитная карточка Сэлинджера по-русски традиционно называется «Над пропастью во ржи», ее русский перевод, опубликованный в 1965 году, сделала Рита Райт-Ковалева. Холден Колфилд в этом тексте — обаятельный бунтарь и циник, типичный герой жанра янг-эдалт, такому бы позавидовал и Джон Грин.


Тысячи читателей росли, считая «Над пропастью во ржи» образцовым романом о взрослении, пока не рванула бомба: в 2008 году выходит новый перевод, озаглавленный «Ловец на хлебном поле», и начинается холивар.


«Выросшие на этом тексте» читатели ругают Макса Немцова, большого профессионала своего дела и страстного почитателя Сэлинджера, что он «испортил», «извратил», «уничтожил» их любимый роман. Оказывается, Холден не так уж и мил, да и в выражениях не стесняется — книга заслуживает пометки 18+. Разгневанные матери разыскивают в магазинах «правильный перевод», читатели упражняются в остроумии критического мышления, естественно, так и не потрудившись заглянуть в оригинал.

Сэлинджер прекрасный писатель, читать его в оригинале легко и очень душеспасительно. Ну, а его герой, в общем-то, просто малолетний мудак. Но с кем не бывает.

"What really knocks me out is a book that, when you're all done reading it, you wish the author that wrote it was a terrific friend of yours and you could call him up on the phone whenever you felt like it. That doesn't happen much, though".

The Little Friend by Donna Tartt


Оказалось, что первый перевод романа не имел почти ничего общего с оригиналом Донны Тартт.


Пять лет назад я состояла в книжном клубе, где мы по очереди выбирали и читали романы, и до «Маленького друга» Тартт никому и в голову не приходило, что полярные мнения по поводу того или иного текста могли быть спровоцированы переводом. Сейчас фан-клубы Донны Тартт обычно заседают под знаменем «Тайной истории» или «Щегла» (который к тому моменту только-только вышел и был не переведен), я же была в восторге от «Маленького друга» — тихого, медленного и обстоятельного текста о детстве и трагедии, об удушливой южной жаре и об обретении себя через потерю. Я постила особенно понравившиеся цитаты в блог, но однажды что-то сломалось на строчках «Slowly, the color drained from the day. The rich greens of the garden faded to lavender, and as they dulled from lavender to purple-black, the crickets began to shriek and a couple of lightning bugs popped on and off, uncertainly, in the overgrown dark spot by Mrs. Fountain's fence...». Приятельница по книжному клубу сказала, что не нашла в русском тексте ничего похожего на crickets, зато нашла много уменьшительно-ласкательных суффиксов, да и в целом отметила, что роман «очень милый». Через некоторое время все тайное стало явным: еще один дотошный читатель сравнил два текста, и оказалось, что роман в переводе Антонины Галь не имел почти ничего общего с оригиналом Донны Тартт.

Литературное сообщество взорвалось, а переводчица зачем-то стала публично оправдываться, что хотела сделать «Маленького друга», действие которого происходит в одном из южных американских штатов, похожим «по духу» на любимые романы детства, типа «Убить пересмешника» или «Приключений Тома Сойера». В итоге после успешного «Щегла» Анастасия Завозова перевела и «Маленького друга», и именно это издание теперь можно найти в магазинах. Если ваши друзья не читают по-английски (а роман должны обязательно прочесть все на свете), то перевод Насти очень хороший, а оригинал и вовсе великолепный. Так, читая Тартт в оригинале, можно повеселиться: откопать в сети первый вариант перевода и искать, сколько фраз в каждом абзаце переводчица Галь изменила по своему хотению.

The possible, as it was presented in her Health textbook (a mathematical progression of dating, "career", marriage and motherhood), did not interest Harriet. Of all the heroes on her list, the greatest of them all was Sherlock Holmes, and he wasn’t even a real person. Then there was Harry Houdini. He was the master of the impossible; more importantly, for Harriet, he was a master of escape. No prison in the world could hold him: he escaped from straitjackets, from locked trunks dropped in fast rivers and from coffins buried six feet underground. And how had he done it? He wasn’t afraid.

An Autobiography by Agatha Christie


Кроме написания книг, Агата Кристи занималась серфингом на Гавайях.


Однажды я купила очень красивое издание «Автобиографии» Агаты Кристи на русском языке: глянцевая бумага, красивый шрифт, фотографии. Дальше второй главы я не продвинулась, а книгу пришлось подарить знакомой, не говорящей по-английски. Читать «Автобиографию» в переводе Веры Чемберджи и Ирины Дорониной физически больно. Рационально это объяснить непросто, скажу лишь, что в каждом предложении этого текста просвечивает английский оригинал:

После длинного ряда любовных приключений с нью-йоркскими красотками и представительницами высшего света (среди них — Дженни Джером, будущая леди Рэндолф Черчилль), он вернулся в родную Англию и попросил тихую маленькую кузину стать его женой.
Характерно для мамы, что она решительно отказала ему.
— Но почему же? — спросила я ее однажды.
— Потому что я была скучная, — ответила она.
Причина довольно-таки необычная, но для мамы совершенно достаточная.
Отец не стал спорить. Он повторил предложение, и на сей раз мама, преодолев свои опасения, согласилась выйти замуж за него, хотя с большими сомнениями, и страх разочаровать мужа по-прежнему терзал ее.
Так они поженились. У меня есть портрет мамы в свадебном платье: красивое серьезное лицо, темные волосы и большие глаза цвета ореха.

В итоге я приперла из Лондона толстое издание на дурной бумаге мелким шрифтом — и ни разу не пожалела.

Проверьте, правильно ли вы произносите название брендов на английском?


Если вам ничего не известно про Агату Кристи, кроме того, что она придумала Пуаро и мисс Марпл, ее «Автобиография» тем более обязательна к прочтению.


Кристи прожила долгую и, в основном, счастливую жизнь, по-видимому, обладая очень приятным характером: была заядлой путешественницей и искательницей приключений (например, изъездила весь Ближний Восток и занималась серфингом на Гавайях), училась музыке во Франции, работала медсестрой и фармацевтом, дважды была замужем, всегда отличалась удивительным воображением, а однажды на 11 дней таинственно исчезла — и в автобиографии ни словом не обмолвилась, что она в эти дни делала. У нее было отменное чувство юмора, а главы, посвященные детству Кристи, необыкновенно трогательные. Чего стоит только рассказ о выдуманном семействе котят, за которым ухаживала малышка Агата.

Кстати, знаете ли вы, что «Десять негритят», Ten Little Niggers, из соображений политкорректности вышел в США под названием And Then There Were None, и примерно с конца 70-х выходит в англоязычном мире только так.

I conceived a passion for the reception clerk in the hotel, Monsieur Strie. He was tall and thin, rather like a tapeworm, with pale blond hair and a tendency to spots. ... I imagined myself sometimes nursing him through the plague in French Indo-China, but it took much effort to keep that vision going.

Rivers of London by Ben Aaronovitch


Фирменный сарказм Аароновича побеждает даже первый сезон «Теории большого взрыва».


Ничто так не способствует изучению английского языка, как бодрая книжка с юмором и привидениями, то есть, конечно, серия Бена Аароновича, также известного как сценариста сериала «Доктор Кто», про констебля Питера Гранта и речных богинь Лондона.

Первые два романа из шести существующих изданы по-русски в переводе Елизаветы Трубецкой, и меня почему-то настораживает, что они не продаются тысячными тиражами, а читатели не пикетируют издательство с требованием продолжения.

Однажды на дежурстве молодой констебль Питер, мечтающий стать настоящим инспектором, становится свидетелем очень странного убийства. Точнее, свидетелем становится некий блуждающий дух, а Питер уже привлекает того к расследованию, будто призраки в Лондоне — обычное дело. Находчивый Питер протоколирует показания полезного свидетеля, и попадает прямиком не в дурдом, как ждут уже читатели, а в глубоко законспирированный отдел по борьбе с магическими преступлениями. Разумеется, тут немедленно начинаются приключения.

Во-первых, это очень смешно. Фирменный сарказм Аароновича побеждает даже первый сезон «Теории большого взрыва». Я еле выбрала для статьи знаковую цитату, и то, признаюсь, слегка сжульничала и вставила вторую прямо в текст. Во-вторых, Ааронович ужасно любит Лондон, о чем неоднократно говорит в своих интервью, и эти произведения обязательно влюбят вас в этот прекрасный город многих культур, если вы вдруг еще не успели. «Реки Лондона» или «Луну над Сохо» хочется взять с собой подмышку и отправиться на долгую прогулку, исследуя таинственные переулки многонациональной британской столицы. Например, мама Питера — африканка, и в книге полно чудесных высказываний про темпераментных африканских женщин (“the motto of West African cooking is that if the food doesn't set fire to the tablecloth the cook is being stingy with the pepper”).
В-третьих, в книгах полно аллюзий на современную поп-культуру, а Питер — премилый британский остолоп, вроде Рона Уизли.

On the plus side, there were no rioters in sight but on the minus side this was probably because everywhere I looked was on fire.

Harry Potter and… (books 1-7)
by J.K. Rowling


Единственным оправданием для тех, кто не читал, может послужить только русский перевод.


Никакая подборка книг о чтении в оригинале не должна обходиться без Роулинг, мастерицы идеального, погружающего, самозабвенного чтения. Да, все семь. Да, подряд. Да, не высыпаясь, не доедая, опаздывая на работу, забывая важные дела и детей в детском саду, готовясь к защите диссертации — все книги про Мальчика, Который Выжил, нужно обязательно прочитать.

Я всегда удивляюсь, когда находятся взрослые, не читавшие «Гарри Поттера». Удивляюсь и радуюсь, потому что им предстоит столько счастья. Не радуюсь, только когда эти самые взрослые заявляют, что это посредственное чтение для детей и «это не для меня». Мне почему-то кажется, что 600 миллионов читателей (а именно примерно столько копий книг о юном волшебнике, переведенных на 68 языков, на настоящий момент продано по всему миру) не могут ошибаться. Единственным оправданием таких высокомерных зануд может послужить русский перевод, который тоже поломал немало читательских копий — и жизней, раз после первого тома люди добровольно лишали себя удивительного мира повседневной магии. В России книги выходили в двух издательствах, их переводили совершенно разные люди — от признанных мэтров Голышева и Ильина (который в одном из интервью сообщил, что переводы романов Роулинг, за которые платят хорошие деньги, «дают возможность заниматься тем, чем хочется, и переводить то, что хочется») до «переводчика-любителя» Марии Спивак, у которой, впрочем, есть целых две армии — и поклонников, и ненавистников.

Должна признаться, что и сама пробовала как-то читать брату первую книжку вслух, и тоже совершенно не втянулась, пока однажды, дописав диплом, не полезла на полку за чем-то «легким, чтобы разгрузить мозги». Мне попался «Гарри Поттер и Орден Феникса», в шутку подаренный поклонником на совершеннолетие, и следующую неделю своей жизни я помню очень смутно. Помню, что диплом, кажется, защитился, а я прочла шесть книг в очень кривом порядке и стала ждать седьмую — за которой коллега, в то время, на свое несчастье, путешествующая по Шотландии, отстояла какую-то немыслимую очередь в самые первые дни продаж.

Сейчас, когда любую книгу на английском языке можно купить на Амазоне в один клик, нет ни одной причины не читать романы про Гарри Поттера. Роулинг пишет свежо и объемно (нет, у нее не примитивный язык, да, вы будете иногда заглядывать в словарь и в этом нет ничего страшного). История Гарри и его друзей продумана до мелочей, и все сюжетные линии будут обязательно объяснены в финале, к которому ни одна из них не провиснет и не исчезнет. Книги Роулинг – это то самое волшебство, о котором она и пишет; это магия посреди скучного серого города, это вечная битва добра со злом, происходящая внутри, а не снаружи.

Стоит оговориться, что этот список не подойдет тем, кто только что освоил уровень Elementary или Pre-Intermediate (для начинающих есть специальные адаптированные издания с языковыми упражнениями, разработанные профессиональными методистами), а вот с Intermediate можно уже легко браться, как минимум, за приключения Гарри и его друзей.

Приятного чтения!