Героиня нового выпуска нашей регулярной рубрики дизайнер Екатерина Соломеина уехала в Лондон студенткой 10 лет назад, создала там свой проект с сотрудниками-британцами и теперь работает с креативными директорами компаний со всего света. О том, как она оказалась в Лондоне, зачем просить корректора вычитать ваше резюме на английском и почему возвращаться в Россию не хочется, она рассказала SM.

Я основатель и, соответственно, директор Future London Academy. Уже пять лет мы занимаемся профессиональным образованием для креативных директоров, дизайнеров и людей, работающих в сфере инноваций. В нашей команде пять человек, все они британцы. Также я работаю над дизайн-проектами с Майклом Вульфом, сооснователем брендингового агентства Wolff Olins.

10 лет назад я приехала в Лондон студенткой: Британская высшая школа дизайна, в которой я училась, сотрудничает с Университетом Хартфордшира, куда можно было приехать на последнем курсе и получить британский диплом. Переезд сам по себе был не очень сложный, так как студенческая виза была готова. Сложнее остаться: когда виза заканчивается, нужно быстро искать работу и как-то обустраиваться.

В целом, с точки зрения карьеры я тогда потеряла довольно много времени, ведь любой переезд отнимает силы. Когда мои сверстники и сокурсники уже были успешными, владели собственными компаниями, мне все еще приходилось восполнять упущенное. Но, конечно, я не жалею: за 10 лет мне удалось все наверстать. И все мучения точно того стоили.

Первое время я работала креативным директором в разных компаниях. Устраивалась уже по рабочей или спонсорской визе, которая предполагает, что компания будет вас спонсировать. Процесс был довольно сложный, но логичный. В Англии все так: практично и бюрократично. Первая работа, которую я получила, честно говоря, была так себе, да и устроилась я туда исключительно ради визы. Сам процесс найма и приема был очень простой, так что я получила вожделенную визу и осталась в Лондоне.


Читайте историю Ивана Калашникова из Sports.ru


Самое сложное в переезде — это когда через полгода эйфория сменяется депрессией, длящейся от шести месяцев до года. Это факт, все мои друзья через нее проходили. Со мной она случилась еще во время учебы в университете. Нужно было смириться и принять, что на новом месте тебя никто не ждет, тебе нужно выстраивать свою жизнь заново, в том числе и карьеру. До переезда я работала в уже достаточно известных московских рекламных агентствах и прекрасно себя чувствовала. В Лондоне пришлось начинать с самых низов — каких-то захудалых компаний, чтобы дойти до верха.

К моменту переезда мой английский был уже на высоком уровне. Я так думала. Но, приехав в Англию, поняла, что английский мой отвратителен. Я плохо разбирала британский акцент, плюс все строится на культуре, идиомах, на small talk и общепринятых фразах, которые нужно понимать. Вот этого у меня в запасе не было, и давалось сложно. Я отвратительно разговаривала, мне было стыдно и неловко, это 100 % мешало моей карьере и нетворкингу, потому что я просто боялась говорить.

Я учила английский с шести лет с репетитором, а в школе учила французский, чтобы не тратить время на школьный английский. Репетитор мой был сильным преподавателем: меня таскали по всем олимпиадам, где я успешно выступала и выигрывала. При этом у меня хромала грамматика. Поэтому, если в олимпиаде было два тура — грамматика и речь, — иногда я не проходила во второй только из-за грамматики. Мне было очень сложно работать с фразами без контекста, а, как вы знаете, все олимпиады построены на заданиях типа «вставьте слово/поставьте глагол в нужное время», и я никогда не понимала, что, почему и как. До переезда в Лондон я никогда в англоговорящих странах не была. Мама часто возила нас с сестрой в Европу, давая возможность практиковать язык с греками, итальянцами или испанцами. Поскольку мы были детьми, нам это давалось просто, потом мы даже переписывались с друзьями из этих поездок. Это была очень интересная практика. А дополнительной мотивацией учить английский для меня было соперничество с сестрой.

В то время мне жутко нравились Spice Girls: я читала все их тексты и переводы, но это не значит, что я разбирала, о чем они поют. Сейчас я понимаю, что и хорошо, потому что эти песни — ну, вы понимаете — не для восьмилетних девочек. И, конечно, в песнях всегда много сленга, который даже учителя не всегда знают и могут объяснить.

Помню первый раз, когда мне пришлось говорить по-английски официально. Я была еще школьницей, меня отправили на подработку на спортивные соревнования по яхт-спорту переводчиком, там были команды из разных европейских стран. И вот нам, детям, нужно было целый день помогать этим спортсменам с коммуникацией. Нам выдали огромный словарь технических терминов, касающихся яхт, и это было нечто невероятно тяжелое. Фактически мы просто тусовались, понимала я очень мало: у британцев был жуткий акцент, который раньше мне слышать не доводилось. Я по десять раз переспрашивала какие-то короткие фразы, которые не могла разобрать.

В кафе один из спортсменов ел суп, я на это улыбнулась, а он мне сказал: «Do you want some soup?» И поскольку это была короткая реплика, не связанная ни с погодой, ни с природой, и он сказал ее так быстро, я не поняла даже слов, которые он произнес. Да, с короткими предложениями вне контекста всегда сложно.

Или в первый год жизни в Англии у нас на кампусе в туалете была табличка, которая, если вкратце, призывала оставлять туалет в чистоте. Но формулировка была настолько странной, что каждый раз, заходя в туалет, я читала и переводила ее как «Пожалуйста, покиньте туалет, если вы хотите его опять найти». Я понимала, что, скорее всего, неправильно перевожу, но это все равно ставило в тупик: каким образом ее нужно прочитать, чтобы получить правильный перевод о чистоте? На самом же деле, если перевести эту странную фразу на русский, не теряя смысла, получится «Оставьте туалет таким, каким бы вы хотели его потом найти». По-моему, звучит ужасно. Это, кстати, моя большая проблема, потому что я человек творческий и часто связывала слова слишком заумно или понимала фразы философски.

Единственное, о чем я жалею в плане изучения языка, — это как раз о том, что в первый год в Англии я очень стеснялась общаться и избегала разговоров, что, разумеется, плохо сказывалось на моей речи. Особенно было стыдно, когда ты что-то сказал, а кто-то над этим посмеялся. Обычно носители языка делают это не со зла, а потому что ты по неопытности действительно ляпнул чушь. Но ты всеми силами стараешься избегать подобных ситуаций — и не тем, что больше общаешься, улучшая свой английский, а тем, что предпочитаешь меньше говорить. Так что из-за этого барьера первый год в Лондоне я молчала и не заводила друзей.

И еще в Англии все разговоры строятся на small talk, то есть можно непринужденно заговорить с кем-то, а через 30 секунд перестать. Вот это, наверное, самое сложное. Вывести английский на абсолютно другой уровень помогла совместная жизнь: с британцами я как-то снимала дом. Один из моих соседей был аристократических кровей и постоянно выдавал какие-то исконно британские слова и фразы, которые потом мне очень пригодились. А еще я советую смотреть больше фильмов в оригинале. Сразу после переезда выносить это было сложно: в кино без субтитров я быстро уставала и в какой-то момент просто переключалась на картинку, не разбирая, о чем говорят герои. Теперь я с удовольствием хожу кино, поэтому и думаю, что, если бы я чуть раньше заставила себя смотреть все в оригинале, английский пошел бы быстрее.

Я бы сказала, что особо не важно, где вы живете и на каком языке говорите: большинство передовых новостей все равно выходят на английском, и, чтобы быть в курсе событий, нужно его знать. Это новые знания, самые важные и интересные, кем бы вы ни работали. К нам во Future London Academy приезжают креативные директора со всех концов света: из Германии, Японии, Франции, Нигерии. Глядя на них, понимаешь, что, если бы не было одного общего языка, на котором все могут общаться, не было бы возможности достичь того, чего каждый из них достиг.

Понятно, что в Англии происходит невероятное количество культурных событий, на которые нужно не просто ходить, но и общаться там с людьми, завязывать знакомства. Тут все делается через личные связи. Большинство вакансий (особенно это касается приятных и интересных) не попадает на сайты по поиску работы. А чтобы эти связи налаживать, нужно свободно оперировать small talk и другими культурными штуками, делающими вас приятным собеседником.

Мне очень долго и сложно давался навык прийти на вечеринку и поговорить на ней с двадцатью людьми, каждый раз находя интересные поводы для беседы. В переписке, кстати, это работает так же. Существует структура, которую надо использовать при написании письма. На письмо, построенное иначе, могут вообще никогда не ответить. Это такой культурный код, очень важный.

Еще один важный факт, касающийся именно переписки: британцы — жуткие снобы в отношении грамматики. Если в письме есть грамматическая ошибка, оно сразу уходит в мусорную корзину, его не станут читать дальше. Раньше мне казалось, что грамматика не очень важна; теперь я понимаю, что очень. Письма нужно вычитывать, думать над построением предложений и структурой текста.

Сейчас я нахожусь в положении человека, который рассматривает CV и портфолио, и если я вижу в письме ошибку, то думаю, что его написал человек, который не умеет концентрироваться, и, наверное, работать с ним будет не очень хорошо, потому что, возможно, важные вещи для него будут не важны. Мой совет: если вам нужно написать какое-то ответственное письмо и вы не знаете английскую грамматику на 100 %, лучше наймите корректора. Не рискуйте упустить шанс из-за описки или пропущенной запятой.

Я обожаю Великобританию. Нет, это не идеальная страна, тут есть и проблемы, и сложности. Мой путь не был безоблачным, но мне тут правда очень нравится. Это столица дизайна. Тут происходят невероятные события: от культурных форумов до зарождения новых компаний. Тусовка, в которой ты тут вертишься, невероятно крутая. Это эпицентр вдохновения, творчества и прочего.

В Россию я езжу регулярно, там у меня есть проекты и клиенты, и я также стараюсь как-то просвещать соотечественников, посещаю российские университеты, свою любимую школу дизайна в Москве и другие учебные заведения, где мой опыт может быть полезен. Я слежу за русским дизайн-сообществом и как могу содействую его развитию.

Конечно, живя в Англии, я заметила, что стала забывать русский. Мне приходится долго обдумывать то, что я говорю, подбирать слова, и словарный запас мой ограничен, а еще постоянно хочется заменить большинство слов английскими. Домой в Екатеринбург езжу редко. Это далеко от Лондона. Но я не скучаю. Точно знаю, что никогда не вернусь жить в Россию, поскольку в Лондоне намного больше возможностей, работы, проектов. Это не значит, что Россия не дойдет до того же уровня, — у России все еще впереди. Просто на данный момент здесь интереснее.

Бонус: Два англоязычных подкаста от Екатерины Соломеиной

Start Up от Gimlet Media — очень классный подкаст; к сожалению, я уже прослушала его полностью. Он как сериал, слушается запоем. Ребята рассказывают, как развивали свой стартап, при этом они записывали и монтировали все вживую, что интересно.

IDEO Futures — подкаст основоположников системы дизайн-мышления IDEO, их невероятно интересно слушать.

Читайте нас в Facebook, VK и на Яндекс Дзене. Подпиcывайтесь на наш Телеграм-канал.