Лингвист и автор телеграм-канала «Мистер Дарси и бал» Катерина Баева рассказала SM, почему английский стал языком мира и как он менялся с древности до наших дней.

Английский язык принадлежит индоевропейской семье языков, а значит, что он родственен не только большинству европейских языков, но и некоторым азиатским: скажем, иранскому, пенджаби и бенгальскому. Русский – тоже индоевропейский — например, слова left и лево, knight и князь имеют одинаковое происхождение.

Понятно, что, как у любого естественного языка (в отличие, кстати, от эсперанто), у английского нет создателя. Современный английский язык хранит многочисленные следы завоеваний и колонизаций, разных религий и научных открытий, но очевидно, что некоторые персоналии занимают в истории английского языка особое место. Давайте по порядку.

5-10 век нашей эры (Old English) – англосаксы и викинги

Английский язык как самостоятельное явление оформился с прибытием англосаксов. Первые германские племена приплыли в Британию в 410 году, прогнав вездесущих римлян, до этого правящих островом в течение четырех столетий. Рим пал, пала и империя, и латинянам ничего не остается, как уехать и оставить Британию проклятым варварам. Западногерманские племена, говорящие на диалектах, родственных современным голландскому, немецкому и скандинавским языкам, активно заселяют острова; недовольные кельты, наверняка бурча себе под нос «понаехали»,  уезжают в Ирландию, Шотландию и Уэльс, хотя влияние их языка по сих пор отражается в географических названиях – Лондон, Темза, Эйвон, Йорк. Новые поселенцы закрепляют в языке слова, необходимые в повседневной жизни: house, woman, hammer, fish, chicken, brother, child, green, land, pretty, wrong, dead. Как правило, это слова из одного или двух слогов, полезные в разговорах о природе, о погоде, о человеческом теле, живом или мертвом, о семье, о домашних животных и, разумеется, о еде. О еде, знаете, и в шестом веке особенно любили поговорить.

8-10 век – время становления национальной языковой идентичности, а также более-менее постоянных налетов скандинавов. Язык северных племен активно взаимодействует с английским. В языке появляется много заимствований, таких частотных слов, как window, egg, skin, leg, give, cake, they и take. Параллельно, вместе с принятием христианства, в английском появляется религиозная лексика греко-римского происхождения – martyr, bishop, church.

Ввиду отсутствия письменных свидетельств точно установить время вхождения слов в язык невозможно, словарь обычно пишет – «до 12 века». Первые письменные источники староанглийского датируются примерно 8 веком, а старейшая дошедшая до нас копия «Беовульфа» относится примерно к 1000 году.

11-15 век (Middle English) – Вильгельм Завоеватель и прочие французы

В 1066 году в битве при Гастингсе убивают короля Гарольда, Вильгельм (а на самом деле еще один важный для истории английского William) Нормандский становится английским королем, французы вышивают о своей победе грандиозное панно-комикс, которое выставлено в музее в Байо, и заполоняют Англию. Французский становится языком двора и привилегированных сословий,  а в школах используют латынь, так что английский, главным образом, используется низшими сословиями, которые «институтов не кончали». Кстати, в 1171 году будет основан Оксфорд, а в 1209, собственно, учеными из Оксфорда – Кэмбридж. Французское влияние приносит огромное количество заимствований, так что если вдруг, уча французский, вам покажется, что «это же как по-английски!», то, скорее всего, будет наоборот.

По приблизительным подсчетам, в английском 29% французских слов – и еще 29% латинских, многие из которых, сюрприз, вошли в язык все равно посредством французского. Французские слова используются в политике, делопроизводстве и юриспруденции (parliament, army, castle, governor,  justice, evidence, judge), а также в еде: например, французские beef, veal, pork, bacon, mutton – это еда, которую едят благородные господа, а английские cow, calf, swine, sheep – это животные, которых выращивают простые крестьяне. Однако понемногу здравый смысл (и численное большинство) побеждает желание выпендриться: примерно в середине 14 века английский вытесняет латынь из школ, а французский – из парламента. Английский полагается считать уже почти совершеннолетним, когда в 1399 году Генрих IV становится первым монархом, на коронации произнесшим свою речь по-английски.

«Беовульф» — древнейшая эпическая поэма «варварских» времен, сохранившаяся в полном объёме. История про героя (собственно, Беовульфа), который побеждает страшных чудовищ и драконов.

16-17 век (Early Modern English) – Шекспир и компания

Книгопечатание и публикация «Кентерберийских рассказов» Чосера, увеличение числа грамотных людей и стандартизация английской орфографии, «Искусство риторики» Томаса Уилсона – все это очень важно и круто, но большинству неспециалистов это время известно как век Уильяма Шекспира.

Действительно, если наше все – это Пушкин, то их все – это Шекспир. Шекспир за двадцать с небольшим лет (1592-1616), помимо многих отличных и парочки умопомрачительно прекрасных пьес, подарил английскому около 2000 слов и выражений.

Как и с авторством пьес, к словам у историков, лингвистов и литературоведов тоже есть претензии, но у лексикографов подход проще: первый раз встретилось у Шекспира? Значит, он и придумал! Шекспир, как и Пушкин, был великим новатором и экспериментатором. Он превращал существительные в глаголы, а глаголы – в прилагательные, сочетал до него несочетаемое, добавлял суффиксы и приставки и тоннами придумывал catch phrases. Вот, например, чему мы обязаны Уильяму Ш.: cold-blooded, lonely, eyeball, unreal, undress, addiction, worthless, advertising.

Еще один важный источник современного языка, и особенно его метафор – Библия короля Якова (King James Bible), первый перевод Библии на английский язык, выпущенный в 1611 году. The leopard can’t change his spots, scapegoat, in the twinkling of an eye, a bird in hand is worth two in the bush, god forbid – это все оттуда. «Авторизованная» королевская версия внесла огромный вклад в развитие письменного английского языка.

17 век – начало научной революции (которая, похоже, до сих пор не заканчивается). Английские ученые наконец переходят с латыни на родной язык, но новые открытия совершаются быстрее, чем они успевают придумывать слова. Gravity, pendulum, acid, electricity, словарь становится все объемнее – кстати, ждать публикации первой английской грамматики (1715) и первого толкового словаря (1755) осталось совсем недолго.

18-21 век (Late Modern English) – колонизация, индустриализация, глобализация и фейсбук

Строго говоря, колониальная экспансия английского языка началась еще во время правления Елизаветы I. Разгромив испанскую армаду в 1583 году, британцы не остановились на достигнутом и поплыли/поехали искать счастья за тридевять земель. Получилось у них это неплохо: если в конце правления Елизаветы I число говорящих по-английски равнялось примерно 4-5 миллионам, то к концу правления Елизаветы II оно уже достигало 1,5 миллиардов, то есть примерно четверти всего мирового населения.


Люди заговорили по-английски не потому, что он был проще других. Это был, в первую очередь, язык силы и власти.


«Путешествуя», английский не стеснялся брать и у побежденных кое-что интересное: moose, barbecue, canoe, rhum, yoga, bungalow, zombie, voodoo, koala, nugget.

Колонизация также породила большое количество других «английских», из которых самый известный, конечно, американский. Как говорил Оскар Уайлд, "we have really everything in common with America nowadays except, of course, language".

В дальнейшем большое влияние на экспансию английского языка оказала индустриальная революция, которая была, собственно, закрытым англоязычным мероприятием. Главные ученые, изобретатели и прочие техногики жили в Англии и в Америке и, соответственно, говорили по-английски, поэтому, если вы хотели поставить дома ватерклозет, тоже надо было лингвистически подсуетиться.

Третьим фактором оказалась огромная экономическая сила Англии и Америки. Лондон и Нью-Йорк довольно быстро стали главными финансовыми центрами мира, как говорится, money talks – и опять исключительно по-английски.

В-четвертых, не забудем и про культуру. 20 век – время расцвета прессы, радиовещания, телевидения и, разумеется, рекламы. Английский, не в последнюю очередь благодаря Америке, становится важнейшим культурным медиумом и средством коммуникации. Благодаря развитию транспорта люди начинают больше и активнее путешествовать, полагаясь именно на английский, если им хочется получить приличный номер в отеле и заказать в местном ресторане рыбу посвежее.

В 20-21 веке английский становится полноправным глобальным языком, и число говорящих на нем как на неродном постоянно увеличивается и сильно превосходит англоязычное население планеты. Трудно представить себе современную профессию, в которой английский не пригодится (ну, или у меня слишком плохое воображение).  Английский необходим в работе и в отдыхе, в учебе и в повседневном общении. Английский нужен, чтобы участвовать в международных научных конференциях и заключать многомиллионные сделки, чтобы первыми смотреть «Игру престолов» и читать Майкла Каннингема, чтобы бронировать столик в The Ivy и ходить на экскурсию в New York Public Library, чтобы подпевать Бейонсе и читать фейсбук Цукерберга.

Кстати, о фейсбуке. Создание и молниеносное развитие интернета в очередной раз совершили революцию в английском языке. Каждый месяц лексикографы добавляют в онлайн-словари по 100-200 новых слов и аббревиатур. Благодаря социальным сетям спонтанные письменные диалоги (вещь, неслыханная еще лет тридцать назад, если забыть про записки, которыми мы перекидывались в школе) удивительным образом стали полноценной частью нашей жизни, а слова из интернет-жаргона закрепились уже и в устном языке, FYI and IMHO.

Очевидно, что восхитительно гибкий английский всегда готов к любой ситуации (помните, после одного особенно печального матча в английской прессе появился глагол to kerzhakov?) и за свою более чем тысячелетнюю историю стал по-настоящему legen – wait for it – DARY.

Популярные англоязычные пословицы и выражения:
the leopard can’t change his spots — горбатого могила исправит;
scapegoat — козел отпущения;
in the twinkling of an eye — в мгновение ока;
a bird in hand is worth two in the bush — лучше синица в руках, чем журавль в небе;
god forbid — упаси Господь!