В списке актуальных интернет-челленджей этого года — попытаться сказать что-нибудь с залепленным скотчем лицом, угадать часть тела собеседника с закрытыми глазами, а также занюхать васаби или проехать на крыше автомобиля как на серфе. В последние годы, когда таких испытаний стало больше, а многие из них настолько опасны, что приводят к печальным последствиям, в США стали обсуждать эту проблему на родительских собраниях и составлять инструкции, как действовать, если вам бросили вызов в потенциально рискованной игре. По просьбе SM журналистка Марина Анциперова изучила этот популярный феномен.

В «Википедии» есть отдельная страница, посвященная культурным феноменам, связанным с интернетом. Третье место, после вирусных видео и мемов, в списке таких активностей занимают челленджи, в том числе знаменитое «испытание ведром ледяной воды», Ice Bucket Challenge, — кампания-флешмоб, по правилам которой многочисленные знаменитости (и не только) перед камерой выливали на себя ведро воды, а потом жертвовали разные суммы в фонды исследования склероза. Не все челленджи одинаково благородны с точки зрения целей: большинство из них не скрывают полного отсутствия смысла. Например, такие, где нужно съесть ложку корицы, посыпать руку солью со льдом, как можно дольше не засмеяться с полным ртом воды, быстро съесть два банана и запить их банкой спрайта и, конечно же, выложить все это на YouTube.

Первые челленджи, появившиеся с расцветом интернета в 2000-е, были вполне невинными, типа задания съесть максимум соленых крекеров за минуту. Вскоре были запущены уже упомянутые и ставшие классикой соль со льдом на руке, драже Mentos, запитые диетической колой, что довольно быстро привело к поеданию капсул со стиральным порошком и заданиям типа пробежать сквозь ряд одноклассников, которые закидывают тебя своими рюкзаками.

Какие-то видео выглядят забавно, какие-то — невинно, но многие из них, вообще-то, несут риск для здоровья: кажущееся безобидным поедание корицы может привести в лучшем случае к рвоте и нарушениям пищеварения, в худшем — к поражению легких, а капсулы со стиральным порошком за последние пять лет уже стали причиной смерти двух детей и шести взрослых с нарушениями когнитивных функций. The Washington Post посвятила отдельную статью так называемому condom snorting challenge, по правилам которого нужно вдохнуть презерватив через нос и вытащить его через рот. Идея такого времяпрепровождения возникла минимум в 2007 году, но внимание на себя обратила в 2013-м, когда видео молодой девушки, которая проделала данную процедуру под песню Тейлор Свифт «22», заметила компания ABC, подчеркнув, что повторять такое никому не рекомендуется.

Интернет-челленджи существуют уже почти два десятка лет, а в последние годы им начали уделять отдельное внимание. Школьные преподаватели устраивают с родителями и детьми встречи, на которых рассказывают о возможных последствиях. CNN публикует инструкции для родителей о том, как разговаривать об этом с детьми, научить их отделять опасное от неопасного, корректно реагировать на давление, которое оказывают сверстники, и вообще быть в курсе происходящего в жизни своих дочерей и сыновей.

Подростковое желание попасть в центр внимания, умноженное на возможность легкой славы в интернете, тоже не ново, как и все известные феномены групповой динамики — конформизм или зависимость от мнения группы, в которой человек находится. Можно вспомнить хотя бы классический эксперимент Аша 1951 года, когда 75 % участников хотя бы раз соглашались с группой в суждении, которое было очевидно ошибочным. (Тогда испытуемым показывали отрезки разной длины и предлагали их сравнить. Если большинство в группе называли короткую линию более длинной, то участники эксперимента достаточно часто соглашались с очевидно неправильной для себя позицией, а иногда даже начинали сомневаться в собственной.) Или другой, даже более известный Стэнфордский тюремный эксперимент Филиппа Зимбардо (1971), участники которого удивительно легко приняли на себя делегированные им социальные роли надзирателей и стали проявлять агрессию в отношении других участников эксперимента. Они настолько увлекались собственной ролью и властью, которую эта роль предполагала, что быстро забывали о нормах допустимого поведения.

Знаменитый эксперимент Милгрэма 1961 года показал, с какой легкостью человек способен физически наказывать других, подчиняясь чужим приказам. Тогда 65 % участников применили к своим невидимым оппонентам максимальную силу тока, оставшись равнодушными к крикам из-за стены, где по условиям находился наказуемый. Безучастными оказываются и зрители ютьюба, бросающие по правилам челленджей вызов дальше, несмотря на опасность и вполне реальную боль, которую испытывает человек, смешавший на своей ладони соль со льдом или упавший плашмя с высоты светофора, на котором он пытался сделать планку.

Как и мемы, интернет-челленджи распространяются со скоростью истерии. Публичность, которую предоставляют медиа, побуждает к естественному желанию повторить невозможное, проверив, правда ли, что если положить лампочку в рот, то вынуть ее оттуда самому уже не получится. Лишь в редких случаях достоверно известно, кто начинает эти челленджи: часто они обретают популярность через несколько, а то и через десять лет после старта, а точкой, означающей их признание широкой общественностью, можно считать появление в газетах или телевизионных новостях. Жаль, что в списке всех этих странных заданий только «испытание ведром ледяной воды» имело конструктивный смысл. Ведь вирусную природу челленджей вполне можно использовать во благо общественных организаций в поддержку исследований той или иной проблемы, фондов или социальных инициатив.

Как бы то ни было, в процессе всеобщей дигитализации интернет-челленджи указывают нам на объективную нехватку острых ощущений в цифровом мире, где все кажется изведанным и если не понятным, то программируемым и предсказуемым. Жуткие истории у костра или детский фольклор типа пиковой дамы и бабки-матерщинницы, страшилки про заброшенные здания, гроб на колесиках и привидения заменяются испытанием себя перед камерой в новом мире, где будто не хватает опасности.

Сложность отделения своих желаний от тех, что нам навязывает окружение, была одной из ключевых задач индивидуальной психотерапии всегда, но теперь, когда общество не ограничивается привычной компанией приятелей, а представляет собой миллионы зрителей в интернете, начинает обретать особое значение. Необходимость пересмотреть этику из-за влияния цифрового мира, спор о новых границах личного и публичного, выстраивание образа себя в социальных сетях, который часто не совпадает с реальной жизнью, — новые обстоятельства, в которых растут современные дети и к которым совершенно не готовы современные взрослые. Хочется верить, что эти новые этические челленджи приведут молодое поколение к более осознанному отношению к своей личной жизни — точно так же, как тотальное распространение порнографии привело к тому, что секс «перестал быть модным» (об этом говорит Галина Юзефович в лекции о «Маленькой жизни» Ханьи Янагихары), а человечество (вернее, некоторые его части) стало понимать это явление как намного более сложное и многостороннее и в большинстве случаев абсолютно не такое, как мы привыкли видеть в кино.

Культуролог Оксана Мороз отмечает, что исторические примеры соревнований совсем не всегда несли великий смысл. Было бы неправильно сказать, что сетевые челленджи в большей степени связаны с увечьями и в меньшей — с осознанностью. Феномен состязания всегда связан с переходом границ нормальности: то же соревнование в поедании блинчиков или бургеров представляет собой явление абсолютно пантагрюэлевское, почти никак не коррелирующее с представлением о здоровье. Соревнование — это всегда демонстрация своей инаковости, и онлайн-челленджи интересны именно потому, что часто выглядят странно или забавно и не соответствуют привычным нам состязаниям в силе, красоте и уме. Для людей, в них участвующих, это возможность выделиться с помощью своих навыков, что в этом смысле делает челлендж колоссальным демократизирующим механизмом. Участвовать в нем может каждый, и это нивелирует элитарность соревновательной традиции. Каждый здесь может стать значимым, почувствовать себя участником глобального сообщества, не ограниченного ни культурой, ни языком.

См. Топ-13 популярных ютьюб-челленджей

Читайте нас в Facebook, VK и на Яндекс Дзене. Подпиcывайтесь на наш Телеграм-канал.