Подпишитесь
на нас в фейсбуке

За что россияне ценят иностранцев: 7 искренних историй дружбы

Когда политика, расстояние и языковой барьер — бессильны

Стереотип о том, что русских не жалуют за границей, в последние годы только крепчает. На самом деле, никакие политические разногласия не способны повлиять на то, что человеку нужен человек (вне зависимости от национальности). Мы попросили россиян рассказать о своих друзьях из других стран — и вот что услышали в ответ.

Они выручают, когда мы попадаем в беду

У нас с мужем есть прекрасный друг из Шри-Ланки. Его зовут Лил, он владелец фирмы такси. Мы познакомились с ним, когда впервые поехали туда путешествовать, причем совершенно случайно. Нас ограбили в отеле, и мы стояли и «голосовали» на дороге, чтобы доехать до другого отеля. Он остановился и согласился нас довезти.

Мы по пути рассказали ему про ограбление. Он был настолько потрясен, что пообещал сделать все, чтобы сгладить такое впечатление о своей стране. В итоге он не только довез нас бесплатно, но и стал нашим гидом и другом на следующие дни в Шри-Ланке.

Потом, через полтора года, мы решили организовать нашу свадьбу на Шри-Ланке — разумеется, в том числе благодаря ему. Он вместе с женой и двумя детьми были единственными гостями на нашей свадьбе.

Свадьба на Шри-Ланке. В центре — мы (молодожены), по краям — Лил с женой и детьми

У него не очень хороший английский, так что мы не всегда понимаем друг друга с полуслова. И тем не менее, он, наверное, самый добрый человек из всех, кого я знаю. 

Айлина Салатова

Они уступают нам кровать, а сами спят на матрасе

Несколько лет назад в холодном Петербурге мы познакомились с иностранцами, которые приехали учиться в Горном университете. Среди них был очень харизматичный и классный австриец — Майкл. Мы (я и мой молодой человек) сразу подружились с ним и виделись еще несколько раз до его отъезда домой. Спустя несколько месяцев мы, в свою очередь, поехали в путешествие в Австрию.

Я не знаю, как вас, а нас с детства учили, что в Европе все плохо, люди злые, у них не принято быть такими гостеприимными, как в России и вот это вот все. Так вот: нас на***ли, по ходу.

Через несколько дней нашего пребывания в Вене Майкл приехал за нами на машине и забрал колесить по Штирии (федеральная земля на юго-востоке Австрии — Прим. ред.). Его родители — просто душки. Они не знали английского, но сразу же отнеслись к нам очень хорошо. Кормили, задаривали подарками (мы уехали от них с чемоданом сладостей и литром шнапса), возили везде. Буквально сразу нас повели на национальный день Штирии, предложив одеться в их традиционные костюмы.

В общем, гостеприимство и щедрость — уровень Грузия. Чтоб вы понимали, в его доме мы спали на его кровати, а он на полу на матрасе. Мне кажется, это о многом говорит. Это было в далеком 2017-м, а мы дружим и ездим друг к другу до сих пор.

Дарья Воронина

Они с головой погружаются в русскую культуру

Мой друг Гильермо — самый обаятельный, артистичный и непредсказуемый испанец на свете. Мы познакомились летом 2013-го в Москве, куда Гильермо приехал учить русский и писать диплом по архитектуре конструктивизма.

С тех пор мы виделись много раз и в России, и в Испании, причем многие наши встречи происходили случайно. «Привет, ты на Пушкинской? Давай встретимся через десять минут» — нормально получить такое сообщение от человека, который живет за четыре тысячи километров.

Мы с Гильермо

Сопротивляться его чарам невозможно: стоит ему напеть фламенко, оперу или Пугачеву, прочитать наизусть Маршака или ввернуть какое-нибудь старомодное ругательство на русском — и вы уже в его фан-клубе. Мы общаемся на двух языках, русском и испанском, и, к счастью, хорошо друг друга понимаем на любом из них.

Анна Аскарян

Хотите поделиться тем, как вы относитесь к знакомым иностранцам? Мы как раз запустили социологическое исследование, чтобы собрать статистику на эту тему. Пройдите, пожалуйста, опрос (это займет пять минут). Результатами обязательно поделимся в сентябре. 

Они видят красоту в нас

Моего друга зовут Тобиас, он немец, живет в Вене. В 2009 году я зарегистрировалась на сайте, где люди учат язык по бартеру — и он нашел меня там. Наши чаты в аське (да, это было давно!) растягивались на несколько часов, порой до утра. Говорили на немецком, но часто переходили на английский.

Где-то через полгода я приехала в Австрию, где мы впервые пообщались вживую. Тобиас историк, поэтому ни один город я не знаю так же хорошо, как Вену. Я влюбилась в город благодаря такому гиду, обходила в нем огромное количество музеев. Тобиас полностью разрушил стереотип о якобы жадных немцах: такого гостеприимства я больше не встречала.

Потом мы продолжали переписываться, путешествовали вместе. Тобиас увлекся фотографией и сейчас очень преуспел в этом хобби, но я была одной из его первых моделей. Фото со мной принесли ему отличные гонорары и помогли попасть во всевозможные топы.

Он уже дважды приезжал в Россию. Очень открытый и искренний человек. Несмотря на то, что мы живем в разных странах и общаемся нечасто, я знаю, что всегда могу написать ему — и он меня поймет. Знаю, что если окажусь в Вене с семьей, мне есть где остановиться. Это потрясающее чувство близости, глобальности мира и себя в нем.

Анна Чуксеева

Они не позволяют нам унывать

Мой лучший друг — ирландец по имени Люк. Мы познакомились с ним в городе Белфасте, когда я приезжала туда работать в католической общине. Первое, что он мне сказал, пока мы бок о бок ковыряли грядку, было: «Я недавно прочитал, что мастурбация продлевает жизнь. Наверное, я буду жить вечно!».

Потом оказалось, что он всегда говорит какие-то нелепые вещи. Наверное, это профессиональное: у Люка три работы, на одной он соцработник (помогает людям с интеллектуальной инвалидностью), на другой — психолог-консультант для тех, кто с пережил предсуицидальное состояние, а на третьей — стендап-комик.

В Белфасте мы почти все время проводили вместе. Каждый раз, когда мне было грустно или тяжело, Люк вытаскивал меня в бар или вез делать одну вещь из моего Irish bucket list — съесть тако в Дерри, посмотреть на дикий пляж возле Балликасла, выпить в пяти барах за ночь, посетить лес из «Игры престолов». Однажды он даже сделал мне профайл в тиндере, который «точно привлечет всех ирландских парней», где было написано: «Gorbachyov on the street, Stalin between the sheets» (я его, конечно, удалила).

Мы с Люком на Дарк Хеджес — буковой аллее, где снимались эпизоды «Игры престолов»

Даже живя в разных городах, мы все равно постоянно на связи — наши диалоги почти никогда не начинаются с приветствия, потому что мы их не прерываем. Люк — мой главный советчик в принятии жизненно важных решений и первый, кто узнает все важные новости. Он любит комиксы и заучивает фразы русских персонажей оттуда, поэтому к привычным «привет» и «как дела» теперь часто добавляет что-нибудь вроде «Боже мой».

Маргарита Паймакова

Они становятся нам как родные

Ровно пять лет назад нас с Эми поселили в одном номере отеля в Сеуле, куда мы прилетели на международную молодежную конференцию. Эми из Вьетнама, и ее настоящее имя звучит гораздо сложнее. При встрече вы бы наверняка обратили внимание на ее огромные карте глаза — как у Бэмби, только не грустные, а с задорным огоньком. 

За неделю мы, внешне абсолютно непохожие, сдружились так, что остальные участники прозвали нас сестричками: «Sisters, what’s up? What are your plans for tonight»? Расставались со слезами, хотя и были уверены, что еще увидимся. И не зря. Год спустя я получила от Эми приглашение на ее свадьбу в Ханой.

Мы с Эми на ее свадьбе

Моя подруга — из семьи, которая придерживается современных взглядов, но традиции они чтут. Свадьбу отпраздновали дважды: сначала по местным обычаям, а потом — европейскую. На первую меня нарядили в традиционный костюм — длинное белое платье с разрезами по бокам и розовые штаны под него. А вот сама невеста была в красном — еще никогда я не видела Эми такой красивой.

Я, в свою очередь, пользовалась невероятным успехом у родственников: на английском говорили не все, зато старшее поколение немного помнило русский — многие учились или работали в СССР.

Сейчас моя вьетнамская подруга живет в Калифорнии: у ее мужа контракт с Google. Я часто езжу по миру, поэтому уверена, что наши пути еще не раз пересекутся.

Елена Киселева

Они остаются рядом даже через 10 лет

Мой приятель Йохан — бельгиец, любитель бега и пивка. Мы познакомились в Крыму в 2008 году. Там он впервые выпил водку и был в восторге. Мы пошли с ним на дискотеку в Судаке, и он впал в дикое восхищение от красоты местных жительниц. Он даже спрашивал меня, правда ли это простые женщины, а не эскортницы и не возьмут ли они с него денег за медляк. Домой он улетел с чемоданом, набитым местным игристым вином, в которое он влюбился так же крепко, как в судакских женщин.

Через некоторое время после угара в Крыму мы встретились в Бельгии, где он познакомил меня с кучей своих друзей, одного из которых я приняла за официанта и заказала у него бокал сангрии — и он мне ее принес! С Йоханом всегда дико весело, несмотря на то, что мы все уже стали старые и не такие задорные.

Мы с Йоханом

Мы с ним регулярно переписываемся, особенно активно общались во время прошлогоднего чемпионата мира по футболу. Прикольно, что прошло больше десяти лет, наши жизни сильно изменились, у каждого из нас родилось по ребенку (а Йохан даже успел развестись), но мы все равно сохранили теплые отношения и планируем в ближайшее время снова встретиться — уже в Петербурге.

Лена Аверьянова


Если вы дочитали до конца — значит, и вам наверняка есть что рассказать! Вы можете поделиться своим мнением об иностранцах, а заодно помочь в интересном исследовании. Среди участников исследования мы каждую неделю разыгрываем курс английского языка. 

Возможно, ваши знакомые иностранцы станут героями наших следующих материалов. Следите за обновлениями журнала Skyeng Magazine на канале в Яндекс.Дзене и на странице в фейсбуке


Учите английский в Skyeng
Путешествия.
Учеба.
Работа.
Радость от жизни.
Лучше с английским
Подпишитесь
на «Skyeng Weekly»
Лучшие образовательные материалы по английскому. Раз в неделю по вторникам
Подписываясь, я соглашаюсь
Поделитесь мнением:
как вы относитесь к иностранцам?
Пройти опрос и получить подарки