Тема смерти не относится к востребованным и часто обсуждаемым в повседневном разговоре. Скорее наоборот: она из числа табуированных и запретных, тех, что все избегают. Дело в том, что в силу эмоциональности этот вопрос требует тщательного подбора слов и, что немаловажно, знания культурных особенностей. SM попросил антрополога, главного редактора журнала «Археология русской смерти» Сергея Мохова рассказать, как говорить на эту сложную тему по-английски, ведь, несмотря на наши попытки ее избежать, dying matters.

Сюжет одной из самых известных повестей Ивлина Во «Незабвенная» (1947) строится вокруг двух вечных тем — любви и смерти. Драма внутри любовного треугольника с двумя мужчинами и юной девушкой разворачивается на фоне увлекательной деятельности нескольких американских похоронных бюро — «Угодья лучшего мира» и «Шелестящий дол». Несмотря на крайне неординарные сюжет и развитие истории, в этой повести прежде всего привлекателен язык, которым описана культура смерти в Америке XX века. Например, большинство работников сферы ритуальных услуг носят яркие и говорящие сами за себя имена: молодая распорядительница похорон — Эме Танатогенос, а привлекательный бальзамировщик — мистер Джобой (thanatogenos — от греч. «порождающая смерть», Joyboy — «радостный, счастливый, довольный парень» (англ.). Необычные имена для служителей смерти.

Ивлин Во не зря выбирает метафоричные имена для своих персонажей. Его книга — одна из лучших сатир XX века на отношение к смерти и умиранию в англоязычном обществе. «Незабвенная» демонстрирует крайне серьезные изменения, которые произошли в течение последнего века, ведь теперь многие аналоги слов, которые используем мы, для англичанина или американца просто неуместны.

Дело в том, что за последние сто лет язык для разговора о смерти в англоязычной культуре формировался под воздействием двух основных сфер – медицины и похоронного бизнеса. Первая стремилась описать тело и вообще человека с позиции биологии, а вторая — сгладить негативное восприятие смерти и всего, что с ней связано, в обществе. И надо сказать, что весьма успешно: эти профессиональные сообщества действительно трансформируют и производят для повседневной речи многочисленные слова, связанные с умиранием и переживанием горя.

Главные стремления в этом процессе — снизить тревожность и страх от разговора о смерти и в целом научиться относиться к собеседнику крайне щепетильно. Поэтому любые слова с негативной коннотацией, которые могут обидеть или затронуть глубокие переживания, намеренно убираются или заменяются на нейтральные. Прежде всего это слова, связанные с биологическим описанием смерти и естественными процессами, связанными с умиранием.

По этой причине многие привычные нам слова, такие как «труп», в отношении мертвого человека в англоязычной культуре не используются. Если нужно сказать о теле, то слова «corpse» или «cadaver» — под категорическим запретом, как и более мягкое сочетание «dead bodies». Использование этих слов может запросто быть понято как пренебрежительное отношение к умершему и его восприятие исключительно как мертвого тела, а не личности. Лучше использовать слово «deceased», которое наиболее точно переводится как «покойный». Если же по каким-то причинам необходимо сказать именно о физическом качестве умершего, то есть о его теле, то используется слово «remains» — буквально «останки».

Сама смерть и умирание крайне редко обозначаются как «dying». Исключением могут быть только случаи, когда нужно подчеркнуть их медицинский характер. Если вы хотите наиболее почтительно сказать о том, что кто-то умер, используйте фразу «pass away», в которой смерть сравнивается с уходом или переходом в другое состояние. Если нужно сказать об умершем человеке с юмором и при этом без оскорбления, то уместен эвфемизм «push up daisies» — буквальная отсылка к тому, что мертвый человек находится под цветами (маргаритками).

Конечно, английский язык изобилует и другими выражениями — равно как и русский, в котором есть такие неформальные сленговые фразы, как «склеить ласты». Так что если стоит задача подчеркнуть чью-то смерть как событие, свершившееся по глупости, или же как насильственное, то говорят «Bite the dust». О чем и спела группа Queen в 1980 году. В неформальной лексике есть также словосочетание «сark it». А американские гангстеры говорили о смерти злейших врагов «wearing a pine overcoat» — одеть в сосновое пальто, то есть в гроб.

Выражение соболезнования будет звучать как «to send condolence message». Сами эмоции горя, скорби и переживания утраты также имеют различные обозначения. Глубокая скорбь — это «grief», а горевание — «grieving». Как правило, эти слова применяются, когда необходимо подчеркнуть глубину переживания утраты человека. Также уместно применить слово «bereavement» как индикатор тяжелой потери («loss»). Если же вы говорите о трауре, оплакивании и это ритуальное выражение скорби, то уместно сказать «mourning». Смерть и память зачастую связываются с понятием достоинства — «dignity». Сам уход, тихий и без страдания, описывается как «death with dignity».

В разговоре о церемонии похорон и прощания с умершим также стоит тщательно подбирать слова. Похороны в целом обозначаются как «funeral», погребение в землю — это «burial», а кремация — «cremation». Кстати, не так давно в английский язык вошло слово «cremains», симбиоз «remains» и «cremation». Как вы уже догадались, «cremains» используют, когда хотят почтительно сказать о прахе, избегая более технического слова «ashes», что значит «пепел».

Процесс прощания обычно обозначается как «viewing», буквально «обозрение», что связано с устоявшейся американской практикой долгого прощания с мертвым телом, лежащим в открытом гробу. Мрачное слово «гроб» (coffin) в последние десятилетия заменено на аккуратную и даже символическую «шкатулку» (casket). Иногда слово «casket» используется для обозначения гроба до того момента, как в него кладется тело. Соответственно, гроб с телом — это уже «coffin», а сам процесс положения тела в гроб в таком случае — это «casketing». Если человек был кремирован, то прах кладется в урну — «urn».

Катафалки называют не, возможно, знакомым вам словом «hearse» (гробовозка), а «funeral coach» — похоронным экипажем. Кстати, представителей профессии не принято именовать «гробовщиками» (undertaker), они «похоронные распорядители» (funeral director или mortician).

Кладбище, как правило, называется «cemetery» и служит для обозначения крупного городского некрополя. Иногда умерших хоронят на небольших церковных погостах — «graveyards». Место для захоронения в землю называется «burial plot», а сама могила — «grave», знакомое многим слово из массовой культуры. Похоронные бюро называются «funeral homes» (похоронные дома), что сделано для того, чтобы характеризовать эти заведения как уютные места, куда можно прийти, чтобы проститься с ушедшим в мир иной.

Конечно, лексикон разговора о смерти крайне обширен, он постоянно дополняется и трансформируется. В этом небольшом обзоре мы лишь кратко рассмотрели основные слова и фразы, которые позволят вам избежать неприятных ситуаций и выразить свое почтение в эмоционально сложной ситуации.

В качестве заключения — небольшая рекомендация для тех, кто хочет углубить свои познания в теме смерти, вернее в том, как говорить о ней на английском. Старый, но не устаревающий сериал «Клиент всегда мертв» («Six Feet Under») повествует о работе американского похоронного агентства и просто изобилует жаргонизмами и современными словечками на тему похорон и смерти. И второе — блог одного из популяризаторов разговора о смерти, бывшей работницы крематория и просто весьма харизматичной девушки Кейтлин Даути «The Order of the Good Death». Кейтлин кратко, но насыщенно рассказывает об особенностях культуры смерти и работы похоронной индустрии.

Читайте нас в Facebook, VK и на Яндекс Дзене. Подпиcывайтесь на наш Телеграм-канал.