SM расспрашивает у интересных людей про их любимые вещи на английском языке — фильмы, музыку, онлайн-магазины, сервисы и приложения. Сегодня журналист Олег Кашин делится пятеркой любимых англоязычных книжек.

1. Джордж Майкс. Как быть британцем

Как в присказке про антисемитизм в Англии (англичане не антисемиты, потому что не считают евреев умнее себя), автор этой книги, иммигрант из Венгрии, учит пришельцев не считать себя глупее англичан, иногда даже слишком старается, и английский юмор в его исполнении получается таким гипертрофированным, как у нас по-русски шутят армяне. Но в любом случае как путеводитель по английской повседневности очень полезно.

2. Флориан Иллиес. 1913, Год перед штормом (в русских изданиях — «Лето целого века»)

Редчайший случай мирового бестселлера, который я прочитал до его перевода и публикации на русском языке — такое «Намедни» о последних днях старой Европы, и все герои, ассоциирующиеся у нас с ХХ веком — от Фрейда до Сталина, — в книге Иллиеса одинаково изнемогают от затянувшегося застоя, который вот-вот закончится каким-то большим катаклизмом. Даже если вообще не знать историю века, по книге все равно понятно, что сейчас рванет.

3. Джон Стейнбек. Русский дневник

С детства люблю этот, наверное, самый доброжелательный и при этом почти честный западный текст о послевоенном СССР, и когда его в этом году у нас переиздали, мне показалось, что каких-то фотографий Роберта Капы в новом русском издании не хватает, и я купил самое первое американское издание. Фотографии оказались те же, зато текст настолько хорош в оригинале, что его хочется перечитывать, даже если знаешь наизусть русскую версию.

4. Рут-Андреас Фридрих. Берлинское подполье

Жена русско-немецкого дирижера Лео Борхарда, погибшего в 1945 году, рассказывает о его и своем участии в подпольной группе «Дядя Эмиль». Ничего особенного, просто книга написана практически сразу же после войны и лишена принятых в наше время конъюнктурных черт «чтобы как в фильме Пианист» и просто описывает «другую Германию внутри нацистской» — даже если что-то преувеличивает, все равно очень интересно.

5. Андрей Наков. Малевич

Я думаю, это самая подробная из существующих книга о жизни и творчестве Малевича. Четырехтомная монография скандального франко-болгарского искусствоведа объясняет примерно все о беспредметности и превращении художника в идеолога. Немного бесит, что (обложка — это компромисс с публикой) Наков называет нашего Малевича Malevicz, намекая на польское происхождение, но если не обращать на это внимания — образцовый искусствоведческий труд для неспециалистов.